8(3412) 24 30 03

8(951) 210 30 03

Написать письмо

Зимняя экспедиция на К2 / 2018 г. ДИСКУССИЯ

Симоне Моро: «Я не могу принять последних деклараций Дениса. Астрономическая зима начинается 21 декабря и заканчивается 20 марта. Весь мир уважает это определение. Но только не Урубко. Поляки пригласили его в свою экспедицию, оплатили его пребывание под К2. А он дискредитирует их зимние восхождения на Броуд Пик (5 марта 2013 г.) и Гашербрум I (9 марта 2012 г.). Это проявление неуважения к людям, которые дали ему гражданство».                                                                                                                                                                                                                 

В 2015 году польское альпинистское сообщество весьма бурно отреагировало на соображения Дениса о «настоящей зиме». Как видно из нижеследующей статьи, концепция Дениса Урубко «ставит под удар» не только два вышеупомянутых достижения. В результате таких рассуждений поляки «недосчитались», как минимум, четырех серьезных поводов для гордости. Примечательно, что здесь были затронуты и интересы самого Симоне Моро.

«Зимняя революция Дениса Урубко. Пишем историю заново?»

«…Помимо Гашербрума I и Броуд Пика, Урубко, таким образом, отбирает первенство зимнего восхождения на Дхаулагири у Анджея Чока и Ежи Кукучки (21 января 1985 г.) и отдает его японцам. (японец Акио Коидзуми и шерпа Нима Вангчу взошли на Дхаулагири 13 декабря 1982 г. – прим.).                                                                                                                                                                                                                                                                             

А первым восходителем на зимнюю Шиша Пангму становится теперь француз Жан-Кристоф Лафай (11 декабря 2004 г.), а не итальянец Симоне Моро и не поляк Петр Моравский (14 января 2005 г.).

Итак, счет зимних польских побед уменьшается с 10 до 6 восьмитысячников.

Урубко, возможно, первый, кто поднимает вопрос об использовании, например, химических и электрических грелок, сравнивая их с кислородными баллонами… Кажется, некоторые польские экспедиции пользовались электрическими вкладышами в ботинки…

Мы приглашаем к дискуссии. Немного таких, которые могут принять это приглашение. Всё же лучше, чтобы в этой полемике участвовали те восходители, которые на собственной шкуре испытали зимние условия в горах. Надеемся, найдутся альпинисты, расположенные к беседе с Денисом, ибо, как известно, „не только история творит человека, но и человек творит историю”…».

                                                                        
Симоне Моро: «Наши отношения с Денисом, к сожалению, испортились. Думаю, он потерял свой вектор. Конечно, у меня прекрасные воспоминания о наших общих горных проектах в 1999 – 2012 годах. У него мышление российского военного, и я всегда это учитывал. Он сильный, бесстрашный. Это превосходные качества, но Денисом нужно правильно «управлять», чтобы уберечь его от глупого и смертельного риска. Наше сотрудничество хорошо складывалось, но вопрос руководства всегда был ясен. Денис – человек, который может принести команде успех на К2. Но Велицкий как руководитель экспедиции должен будет продемонстрировать свою сильную, решительную позицию – в особенности, по отношению к Денису.