8(3412) 24 30 03

8(951) 210 30 03

Написать письмо

Водно туристическое путешествия 6-й категории сложности в районе Киргизии

Дата: с 21 июня по 17 июля 2019 г.
Ростовская региональная общественная организация «Федерация спортивного туризма С.А.Таболин.
Маршрут путешествия: г. Ростов-на-Дону – г. Бишкек – левый берег р.Кекемерен ниже пос.Кожомкул — сплав по р. Кекемерен до правого берега р. Кекемерен ниже пос. Кызылой – правый берег р. Ой-Тал 15 км выше пос. ОйТал – сплав по р.р. Ой-Тал – Тар до правого берега р.Тар выше устья р. Карой – левый берег р.Каракульжда 2 км ниже устья левого притока р.Кенди-Суу – сплав по р. Каракульджа до пос. Первое Мая – правый берег р. Ак-Бура напротив устья р. Турук – оз. Сон-куль – оз. Иссык-куль – г.Бишкек – г. Ростов-на-Дону.
Протяженность маршрута: 217,5 км, из них сплав – 120,0 км (по р. Кекемерен – 36,0 км, по р.р. Ой-Тал — Тар – 52,0 км, по р. Каракульджа – 32 км), пешие переходы – 97,5 км. Продолжительность путешествия 27 дней, активной части – 17 дней.                                                               

Речь в данном отчете пойдет не об игральных картах, а скорее о картах топографических — кроках, лоциях, описаниях, без которых, не обходится ни один серьезный поход, и о превратностях судьбы туриста — водника, пытающегося открыть что-то новое для себя и своих собратьев.                                                                                                                                                                 

На «Майнак» (р.Чарын, Казахстан) в третий раз уже не сходить, так как воду там направили в обводной канал к построенной ГЭС. На Ингури (Грузия), идти в третий раз – плохой тон (были в прошлом году). Значит нужно придумать что-то совсем новое. И вот «адмирал» (руководитель нашей группы) Сергей Таболин – заслуженный мастер туризма, заслуженный путешественник России, решил вернуться к идее: в одном походе собрать ожерелье из нескольких рек Киргизии с разным характером, расходом и типом препятствий, причем, сделать это при пиковом уровне воды.                                                                                                       

Для «раскатки» был выбран хорошо нам знакомый Кёкёмерен. Мы уже сплавлялись по этой реке, как в большую воду 2012 года, так и в среднюю — в 2014 году

И вот 21 июня 2019 года, мы в гостеприимном Бишкеке, чтобы доказать, в первую очередь себе, что «есть еще порох в пороховницах и ягоды в ягодицах», и нас рано списывать в тираж.

Кыргызстан встретил нас жарой, восточным базаром и радушием нашего старого друга -Равиля Темиргалиева, неизменно участвующего в организации всех наших путешествий. Благодаря его активности, приземлившись утром в Манасе, мы, уже к вечеру первого дня, оказались в верховьях Реки.

Красота, окружившая нас, пьянила…, хотя и будила мысль, что легкой воды нам не видать. Снежники таяли на глазах под жарким солнцем, привезённым нами из Бишкека. Местные жители рассказали, что весна в этом году была холодной, и тепло стало только во второй половине июня, вместе с нашим появлением.

Сборка катамаранов дело весьма утомительное, особенно на жаре, под палящим солнцем. Наши суда достаточно уникальны – это многосекционные конструкции с усиленными рамами. Их спортивные обводы в сочетании с 7-кубовым объёмом обеспечивают высокую управляемость даже в сверхсложной воде, но требуют значительных затрат времени на сборку.

Нет, шока не было, хотя то, что мы увидели, не укладывалось в рамки реки для «раскатки». Знакомые пороги слились в одно цельное препятствие, без каких-либо плесов и суводей. Там, где когда-то стояли камни, за которыми находились «тени», сейчас кипели «котлы». Первое место, пригодное для сложной чалки, нашлось только после третьего номерного препятствия. Поэтому, во избежание неожиданностей, группа осмотрела связку ещё трёх порогов, каждый из которых, в условиях нашего уровня воды, классифицировался не иначе, как «шестёрка». Участок для «железной» швартовки мы обнаружили лишь после препятствия «Ихтиозавр». Ниже порога «Мост» зачаливание было возможно, но проблемно, тем более после 2-х «шестёрочных» связок.

Хочется сказать, что тактика прохождения препятствий в нашей группе сложилась давно и редко меняется: если пороги требуют осмотра и страховки, то второй экипаж, после выработки линии движения, обеспечивает безопасность и фото-видеосъёмку прохождения флагмана. Затем команды меняются местами. Так было и в этот раз.

Первые же метры штурма стартовой связки показали, что «раскатки» как раз и не хватает. Движения «мужиков» были какими-то порывистыми, подчас судорожными, им не хватало плавности и веры в то, что они делают. Делали они все правильно, но не хватало какой-то завершённости в последней фазе движений несмотря на то, что экипаж был схоженный. В прошлом году, в этом же составе им были пройдены Цхенискали и Ингури (Грузия), а тут… явно чуть-чуть не дорабатывал. Нет, линию движения они выдерживали, и паники на судне не было. Просто не хватало легкости и уверенности присущей первому номеру.

В середине второго порога лоцман осознанно «посадил» катамаран на обливной камень, чтобы дать остальным время очухаться, перевести дух.

Оставшуюся часть до намеченной чалки ребята шли уже уверенно, несмотря на то что после первого слива порога №3 судно попало в жуткий «котел» и на несколько секунд полностью скрылось в пене. По счастью из «котла» их, совсем ошалевших, выбросило к левому берегу, куда, собственно, они и должны были попасть. Чалку экипаж провел успешно и пришел менять нас на страховке.

Вторым идти всегда легче, ты уже видел, что река делает с катамараном, и понятно, что при этом надо делать тебе, чтобы выполнить намеченную линию движения, но начинать сплав с шестерочного порога, да еще столь протяженного (состоящего из 3-х порогов) всегда волнительно и сложно.

«Прощай земля, в добрый путь…». Река все время старается сбить катамаран в самый центр, противясь тому, что наша линия движения намечена под левым берегом.

С большим трудом цепляя края мощных «бочек», смещаемся влево. Первый порог пролетел на одном вздохе, не успев очухаться, вваливаемся во второй…

Краем глаза вижу, что под левым кормовым гребцом рассыпалась посадка, он хоть и не вываливается за борт, но работать в полную силу не может. Решаю тоже посадить кат на камень… Удачно… Сидим. Но в середине реки заниматься ремонтом практически невозможно, поэтому передохнув 2-3 минуты, снимаемся и идем дальше.

Нижнюю часть связки порогов мы прошли отлично. После остановки на камне появилось спокойствие и уверенность в своих действиях. И тут же река нанесла ответный удар: при прохождении водопадного слива порога №3 мы не удержались на основной струе и завязли в пенном котле под правым берегом.

Ничего криминального, просто всё судно вместе с гребцами ушло в пену. Ощущения будто нырнули в джакузи. Разворот-телемарк и выходим на траверс к намеченной чалке. И вроде все спокойно и все классно, кат скользит, как мне показалось, даже слишком быстро к берегу, но… в последний момент, будто кто-то схватил его за корму и потянул опять на середину реки.

Это была моя ошибка – ошибка капитана. Я забыл, что на протяжении всего отрезка от берега постоянно идут косые «бочки». Вот в одну из них мы и попали, а так как угол атаки стоял на траверс, она нас остановила и моментально сместила на середину реки. Попасть в намеченное место чалки уже не представлялось возможным, но мы продолжали выполнять траверс потока, и это была наша вторая ошибка, потому что история повторялась через каждые 20?30 метров…

Пройдя кормой вперед весь 4-ый порог и выскочив к бетонному мосту через реку, нам стало понятно, что пристать до него к берегу мы уже не успеваем. Нам ничего не оставалось, как направить нос судна в сторону следующего препятствия, благо, что реку просмотрели заранее.

Теперь нашей главой задачей было успеть зачалиться до порога «Лестница»…

Пока мы проходили порог №4, наши товарищи с первого катамарана успели занять места на страховке ниже пятого и шестого препятствий.

Первое пригодное для чалки место после порога «Мост» мы не смогли использовать. Катамаран подошел к правому берегу значительно ниже страховщиков, суводи не было, зато струя была не очень быстрой, и оставался шанс попытаться зафиксировать «чальный конец» за дерево, или за камень. Однако, выдернуть его из креплений, сразу не удалось, а без него, в таком потоке, одному человеку удержать катамаран не представлялось возможным. Пришлось пройти еще и порог «Динозавр», после чего — забиться под нависающие деревья, где нас ждали страхующие.

Для первого дня впечатлений хватало с головой. Все устали и дальнейший сплав было решено отложить на завтра, чтобы вечером спокойно оценить результаты сделанного и внести необходимые коррективы в будущие действия.

Утро встретило нас солнышком. На небе ни облачка. Опять жара…

В соответствии с результатами вечерних посиделок, активную часть сегодняшней программы должно было открыть соло экипажа «адмиральского» судна. Ему предстояло сначала пройти связку препятствий 4 и 5(«Мост») и зачалиться там, где пытались зачалиться мы, а затем, передохнув, преодолеть, уже пройденный нами, порог «Динозавр» и пришвартоваться рядом с нашим катамараном. Мы же должны были обеспечивали фото и страховку.

И вот флагман отвалил от берега. Струя подхватила его и понесла. Вал, «бочка»… Правый носовой гребец чуть не выпал с катамарана, его весло ушло под баллон. Чтобы не нырнуть вслед за веслом, носовому пришлось его отпустить (вёселко, потом мы выловили на отмели, но это было уже через несколько дней). Пока гребец возвращался на рабочее место, пока отвязывал запасное весло, экипаж мужественно боролся с порогом втроем, что было очень не просто.

К препятствию «Мост» судно подошло не вдоль правого берега как мы, а вдоль левого, и порог им пришлось идти по самому центру, через мощные «бочки». Команда справилась с возникшей задачей без потерь, после чего… стала отрабатывать на чалку.

Я уже писал, что удержать катамаран на жёсткой струе в намеченном месте зачаливания одному человеку практически невозможно, но, вероятно, у «первого экиажа» был на это другой взгляд. Левый носовой спрыгнул в воду у берега и попытался пришвартовать судно. Ему это почти удалось, но «почти» не считается. Если бы он стоял на берегу и принимал подходящий катамаран то, вероятно, все бы получилось, но он спрыгнул с идущего ката и не успел погасить инерцию движения. Судно, замедлившись, пошло дальше, а он остался у берега. Экипаж благополучно зачалился втроем примерно в 70 метрах ниже…

Страховка сматывала спасконцы, убирала оптику. Автобус собирал членов второго экипажа, расставленных от 4-го порога до выхода из «Динозавра». Когда мы подъехали к месту чалки, то увидели там только трёх человек из команды флагмана…

Кирилла нигде не было…

Первым делом, пробежались до того места, где он остался в метре от берега — никого… Прошли вверх и вниз по течению, покричали — тоже никого… Затем спустились вниз к нашему катамарану, где на страховке все еще стоял Дима — тот же результат. Мимо страховщика никто не проплывал…

Поиски были расширены. Мы обследовали порог «Лестница» и берег на 500 метров ниже. Следов Кирилла не было. Разделились. Часть группы продолжила поиск от порога «Лестница» вверх к катамаранам, а часть села в автобус, просмотрела отснятые материалы (которые не позволили разъяснить ситуацию) и поехала вниз вдоль реки. Дорога шла у самого берега, и река хорошо просматривалась. Проехав около семи километров, решили вернуться к месту зачаливания, где снова объединились.

Тем временем прошло более трех часов с момента, как пропал Кирилл. Решено было обратиться к официальным службам. Для этого пришлось проехать вверх по реке в район стапеля, где была устойчивая телефонная связь. Телефонного звонка для вызова помощи оказалось недостаточно, пришлось ехать в районный центр (около 10 км) и писать заявление. Оттуда же — позвонили в ЦМКК и жене Кирилла во Владивосток. Все недоумевали: что могло произойти? Кирилл был меньше чем в метре от берега, на относительно спокойной воде. Даже если бы он поскользнулся и попал в поток, то неминуемо должен был проплыть и мимо катамарана, и мимо стоявшего на страховке Дмитрия. Если он выскочил на дорогу и попал под колеса грузовика с углем (машины действительно носятся здесь, как будто это автобан, а не горная дорога), но тогда где тело, или хотя бы следы торможения? В общем, вопросов было много, и мысли рисовали самые неправдоподобные варианты…

Вернувшись к катамаранам, мы решили снова разделиться: кому-то досталось ставить лагерь и дожидаться представителей МЧС, чтобы договориться о координации дальнейших поисков, ну а счастливчикам, предстояло отправиться вниз по течению реки: опрашивать всех рыбаков, пастухов и местных жителей обо всем, что могло бы пролить свет на сложившуюся ситуацию. К ним присоединился и местный участковый. Почему счастливчики? Да потому, что они раньше всех увидели живого и здорового Кирилла…

Теперь рассказываю ситуацию со слов Кирилла: «Выскочил я на берег, смотрю, никого нет. Решил, что все уже погрузились в автобус и поехали догонять катамаран. Вначале я бежал, а катамарана все не было видно. Потом устал и пошел быстрым шагом. Когда через три часа я понял, что катамаран мне не догнать, то остановился. Переведя дух, пришел к выводу, что надо возвращаться обратно ко второму судну, все равно группа должна будет рано или поздно у него собраться» …

Вполне зрелые рассуждения человека, который днем раньше именно так организовывал страховку нашего экипажа. Только по горячности своей (или из-за чувства вины – что не смог удержать катамаран у берега, и теперь его команда находится в критической ситуации) он забыл о том, что вчера: он все время находился около машины, а сегодня автобус остался собирать страховку, расставленную более чем на километровом участке, и никак не мог проехать мимо за одну минуту, которая была потрачена на выход к дороге. Я уверен, что он даже не оглянулся, потому что все мысли его были там: с уплывшим экипажем….

Очень часто гиперответственность за своих товарищей и чувство вины мешают нам в сложных ситуациях принимать правильные решения. Что Кириллу сказала по телефону его жена, могу только догадываться, но очень надеюсь, что этот инцидент не разрушил их любовь и «Мужику» не придется выбирать между семьей и походами…

Дальнейшие события этого дня описывать не буду, так как радость встречи померкла в процедурах с официальными лицами: объяснительные в полиции и МЧС; посещения районного центра и т.д. Хочу лишь поведать историю, которую рассказал парням за чашкой чая после ужина в этот нелегкий день:

«Происходило это со мной на заре моей довольно успешной карьеры туриста-водника, когда я, будучи студентом ВУЗа, пошел в свою первую «пятёрку» на двухместной байдарке. Как самого молодого меня взял в экипаж «адмирал» – человек на вид суровый и молчаливый. Уже в самом начале похода, после достаточно изнурительной пешки через два перевала (стартовый вес был около 50 кг) и первого дня сплава, я, расправив крылышки, почувствовал себя крутым туристом-водником, за что сразу же был наказан….

Наутро, собравшись почти вовремя, (я всегда в группах собираюсь одним из последних) подгоняемый укоряющим взглядом руководителя, я привязал свой мешок к кильсону байдарки и, убедившись, что опять последний, поспешно уселся в лодку, натянув юбку.

Моя поспешность сыграла надо мной злую шутку. Я забыл свой фотоаппарат около потушенного костра. Обнаружилось это довольно скоро.

Через полчаса сплава мы пристали размять ноги и сделать красивые снимки Саянской природы. Вот тут-то… Оказаться без фотоаппарата вначале похода не хотелось, и «адмирал» послал меня по берегу исправлять свою ошибку. Подняться бегом по тропе к месту стоянки для меня не составило труда. На всё ушло минут сорок. Фотоаппарат висел у кострища, и я, радостный, побежал назад.

Когда через полтора часа я оказался вначале своего пути, а на берегу не оказалось ни души, я решил, что адмирал меня наказал и стал сплавляться один. Мне ничего не оставалось, как продолжить свой бег дальше вниз по реке.

На пути попался довольно мощный приток, на берегу которого снова никого не было. Пришлось бродить и бежать дальше. Еще через час меня догнал грузовик с людьми, возвращавшимися с сенокоса. Меня подобрали, и я радостно забрался в кузов, с которого река просматривалась как на ладони.

Дорога была проселочной, поэтому ехали мы не очень быстро, да плюс еще несколько бродов. И вот машина, наконец, нагнала наш катамаран. Ребята пристали к берегу, и увидев меня, очень удивились, ведь «адмирал» со вторым байдарочным экипажем остался меня ждать там, где мы расстались…

Я снова побежал, теперь вверх по реке. Бежал долго. Тяжело форсировал притоки (течение сбивало с ног). И снова бежал… Я спустился вниз по реке более чем на 20 километров, и теперь мне надо было вернуться назад…

Солнце уже катилось к закату, когда я снова очутился на том месте, где мы утром расстались с руководителем. Вокруг всё было тихо, никаких признаков присутствия людей. Я сильно устал и обессиленный опустился на землю. Скорее от отчаянья, чем преднамеренно, я закричал, зовя по имени товарищей, которые должны были меня ждать. На мое удивление из кустов на ближайшем острове появилась голова «адмирала», и он спросил: «А что так долго?…»

К счастью, у меня не было сил в красках объяснить, что это я так долго…

Потом, долгие годы, я не мог понять, почему «адмиралу» захотелось ждать меня на острове за кустами. Я списал тогда все это на непрофессионализм руководителя, но случай с Кириллом заставил снова задуматься, а был ли я сам тогда прав, подумав, что группа могла уйти, оставив меня одного…»

Почему я сейчас решил об этом написать? Наверное потому, что нужно верить в своих товарищей и знать, что они никогда вас не оставят, тогда и подобных ошибок не будет. А иначе — незачем ходить в походы…

На следующий день началась нормальная работа на реке. Напряженность ушла, как будто её и не было. Появилась уверенность в себе и своих силах. «Акклиматизация» завершилась.

Как обычно день открыл «адмиральский» экипаж. Мы страховали. Все шло как по нотам. «Первый номер» без проблем проехал по основным сливам порога «Динозавр» и зачалился рядом с нашим катом.

На очереди был порог «Лестница»…

На мой взгляд, это самое технически насыщенное препятствие на Кёкёмерене. А по той воде, по которой нам предстояло его идти, его смело можно было отнести к суперпорогам или, как пишут в отчетах — «6С+». «Адмиральское» судно на входе в него швыряло так, что команде оставалось только держаться, чтобы не вылететь из посадок. Потом они выровнялись и нижнюю часть препятствия прошли достойно.

При планировании своего прохождения мне внутренне, как-то сразу, очень захотелось занять «правостороннюю стойку», чтобы избежать той мясорубки, в которую попал первый экипаж.

Я обсудил это со своей командой, и было решено, во что бы то ни стало держаться у правого берега. За что и поплатились…

Сначала мы попали в ловушку из трех камней… На заходе в порог, обходя обливную глыбу, мы уткнулись в две плиты, перегородившие четверть русла. Прохода не было ни справа, ни между ними. Конечно, была возможность выброситься на них, и перетащить катамаран по камням, но делать это совсем не хотелось. Подпор воды позволял осмотреться и спокойно найти другое решение. Выполняя реверсивные гребки, мы отвели кат под верхний обливной камень, после чего, развернувшись через правое плечо, на траверсе, выскочили из кармана. Получилось очень даже неплохо, и мы продолжили жаться к правому берегу.

Ниже нас ждала уже не плита, а отвесная скала… То ли носовые проспали момент, когда надо было уводить катамаран влево, то ли …, но проскочить мимо скалы мы не успевали. Исходя из ситуации, мной было принято единственно правильное решение: придержав корму, направить носы в скалу. У наших катамаранов на подобные случаи предусмотрены демпфирующие (гасящие удар) элементы, в виде выпущенных вперёд на 5-7 сантиметров бревен.

Конечно, лобовой удар в камень не самое приятное, что можно испытать в момент сплава, но, в подобной ситуации, это был самый безопасный ход. Я рассчитывал, что после удара катамаран отпрыгнет назад и его «корабликом» (корма была направлена в сторону центра реки) сместит влево. Однако, Река думала по-другому… Судно не отпрыгнуло, а прилипло к скале, корму сразу стало затягивать в суводь перед ней… Размер улова не позволял катамарану там разместиться. Левая гондола осталась на струе. Правый нос начал лезть вверх… Собрав все силы, мы стали работать назад, и с большим трудом отлепились от скалы, вжавшись в правый берег.

Теперь предстояло «сбросить» корму в поток, и когда начнется разворот, успеть увести носы влево… Первая попытка оказалась неудачной, нас опять прижало правым носом к скале. Левого носового стало подтапливать, но мы смогли опять подать катамаран назад, после чего, переведя дух, повторили маневр… Вторая попытка — открыла путь из плена… Судно, чиркнув рамой по граниту, благополучно вошло в самое сердце порога…

Дальнейшие действия команды были безупречны и получили высокую оценку наших товарищей.

Порог «Лестница» оказался тем рубежом, после которого количество переросло в качество. Экипажи, наконец, привыкли к воде и стали внутренне понимать друг друга.

Расположенные ниже препятствия были чрезвычайно мощны несмотря на то, что не отличались какой-либо изюминкой. Сливы, «бочки» и валы изобиловали в каждом…

Когда Река вышла в небольшую котловину, мы получили короткий отдых. Поток несколько успокоился, делясь на протоки. Русло оставалось полноводным и у нас, наконец-то, появилось время рассматривать окружающие берега и горы…

В конце сплавного дня мы пристали к берегу у тополиной рощи, где уже стояло несколько групп. Это были в основном иностранцы из Европы, путешествующие на джипах в сопровождении гидов. В Киргизии очень популярны подобные туры, позволяющие рационально использовать время и корректировать график передвижения.

Утром, приготовив все к выходу и одевшись для сплава, группа отправилась в глубокую разведку следующего каскада порогов (Кашкасу, Тура Гоин I, Тура Гоин II).

Увиденное, нас сильно расстроило… Мы не нашли ни одного места для зачаливания ни до, ни после порога Тура Гоин I. Была единственная, сомнительная чалка после порога Кашкасу. Гарантированно к берегу можно было пристать только после препятствия — Тура Гоин II….

Таким образом, предстояло пройти порядка 10 км по сверхсложному участку реки. В данных условиях четыре человека второго экипажа не в состоянии были обеспечить страховку, а идти увиденное без обеспечения безопасности – являлось безрассудством. (Даже по более низкой воде в 2012 году наши катамараны выскакивали из пенных «котлов» Тура Гоин II на кормовой свече.) Оставалось выбирать: или сидеть, и ждать, когда упадет вода и появятся места промежуточных чалок или… Мы выбрали «или»…: вернувшись в лагерь, разобрали суда и направились на встречу с другой «дамой»…

В масти Реки «Ой-Тал – Тар» сомнений быть не могло… Ведь уже на подъезде к первому мосту через неё, нам открылся вид на её воду, которая была кирпичного цвета, и зловеще поблескивала в лучах солнца, пробивавшегося сквозь нависшие дождевые облака.

«Дама бубей» баловала нас своим постоянством и предсказуемостью. Вечером, с 17 до 20 часов шел дождь, который иногда превращался в шквалистый ураган, затем небо прояснялось, и наступала ночь — холодная и звездная. Утро, как правило, было тихим и солнечным, но часам к 11 обязательно вздымалась ветровая волна, бегущая вверх по ущелью.

Мы заехали в самое верховье, быстро построили катамараны и, уже на второй день, приступили к сплаву.

Вначале, река блуждала по широкой котловине множеством проток, изредка собирающихся в одно русло в неглубоких и «чистых» каньонах. Постепенно берега сблизились, сжали её тело, и направили воды в глубокую теснину.

Первое серьёзное препятствие, не заставило себя долго ждать. На входе в порог, струя резко поворачивала, атаковав скалу правого берега, и устремлялась в «щёки», которые на 2/3 были перегорожены скальным выступом, затем следовало небольшое расширение, после которого поток рушился в клокочущий «котёл», перекрывающий всё русло.

Конечно, тут не было мощи Кёкёмерена, но здесь была необходимость в ювелирной точности маневра, которая требовала слаженной работы экипажа вкупе с использованием слаломной техники.

Тактика прохождения препятствий на этой реке несколько отличалась от предыдущей…. Мы делали глубокие разведки, в результате которых намечали места промежуточных чалок перед порогами и конечную точку дневного перехода. Только после этого, экипажи начинали движение, используя взаимную страховку. Перед порогами суда зачаливались в ранее намеченных местах, и группа шла на осмотр. Уточнив линию движения, «первый номер» начинал штурм, а команда второго судна обеспечивала его безопасность и фотосъемку. Затем роли менялись…

На третий день сплава, проходя участок реки, с обозначенной в лоциях сложностью 4С, катамараны попали в мясорубку с изобилием камней, валов и «бочек». Траектория прохождения указанного отрезка оказалась технически сложна, в ней присутствовали постоянные перестроения от одного берега к другому. Препятствие было оценено нами как 6А.

Это означало, что все пороги, отмеченные в лоции шестой категорией сложности, могли стать 6С+, и вызвать споры в целесообразности их прохождения. В конце запланированного графиком отрезка для общения с «бубновой Дамой», группу ждала целая вереница такого добра… Первым в списке был порог «Цейтнот», открывавший восьмикилометровый каньон со стометровыми отвесными стенами, без суводей и мест для чалок, а также с полным отсутствием возможности самостоятельного выхода членов экипажей к дороге…

Порог выглядел очень мощно и был технически непрост. Даже с пятидесятиметровой полки (спуск на которую тоже являлся мероприятием не из лёгких), можно было оценить неоднозначность прохождения… На крутом правом повороте река падала через косую крупноглыбовую гряду в могучий «котёл». Чистых сливов не было. Даже если опустить вероятность переворота в «миксере», то оставалась очень высокая опасность пробить поддув на острых камнях. А ведь это была только первая ступень, и было совершенно не понятно, что и в каком состоянии доплывёт до шестерочного порога «Шах», перед которым находилось первое возможное место швартовки (но на рабочем катамаране).

Снова нелегкий выбор между безрассудным желанием пройти все, что наметили и элементарным чувством самосохранения. Раньше, как правило, желание брало верх над разумом. Сейчас же, то ли постарели, то ли поумнели, но во второй раз приняли единственно правильное решение — отказаться от дальнейшего сплава по Тару…

Возможно, чувство потери, уже пережитое нами в 2013 году и напомнившее о себе недавним инцидентом с Кириллом, накладывало определённый отпечаток на мудрость наших вердиктов, хотя, с точки зрения здравого смысла, они были безупречны. Любому, кто посмел бы сказать: «Да у них кишка тонка», я предложил бы для начала пройти по нашей воде хотя бы пару порогов из тех, что мы уже оставили за плечами, прежде чем давать оценку действиям группы.

Жалею ли я сейчас об этих отказах от дальнейшего сплава, сидя в уютном кресле теплой квартиры? Нет, не жалею, и в спокойной обстановке точно осознаю, что это было самым правильным решением. Но когда ты там, и Река манит, а уровень адреналина в крови значительно повышен, принять такое взвешенное решение очень трудно.

Я рад, что мы научились, делать это…

Прошли бы мы эти участки, если бы перевесила другая чаша весов? Скорее всего, да. Но история не имеет сослагательного наклонения…

Заброска в верховья Каракульджи проходила по разбитой дороге, местами размытой селями, которые начисто снесли некогда построенные здесь капитальные мосты. Местные власти планируют восстановить и продлить «автобан». Работы, хоть и вяло, но ведутся. Это позволило нам заехать даже чуть выше намеченного.

Исходя из того, что по своему характеру, река малорасходна, вначале, было не совсем понятно, зачем «адмирал» выбрал её. По описанию нас ждали четыре селевых прорыва и, возможно, еще куча непредвиденных ситуаций, связанных с ежегодным паводковым изменением русла.

Третий стапель, как водится, прошел быстрее двух предыдущих, поэтому, довольно скоро, мы помахали берегу рукой, предварительно решив зачалиться для разведки перед первым препятствием.

Линия движения хорошо читалась с воды и не требовала каких-либо сверх усилий, но всё оказалось обманчиво. Нельзя легкомысленно относиться к Реке, расплата придёт неминуемо и не заставит себя долго ждать. Помня об этом, группа пришвартовала катамараны к отмели левого берега в намеченном месте, и «народ» пошёл смотреть прорыв «Джангак». Каждому хотелось побыстрее понять, что приготовила нам трефовая масть по этой, близкой к пиковой, «рабочей» воде.

Увиденное взбодрило. Уклон был велик. Вода кипела в «котлах» между обливными камнями. Чалка, после основного препятствия, была, но довольно хлипкая и пришлось прогуляться ещё с полкилометра для полной оценки препятствия.

Как только осмотр был завершён, и страховщики расставлены, экипаж «флагмана» ушёл подкачивать баллоны и готовиться к прохождению…

«Адмиральское» судно ввалилось в порог из-под правого берега и, после серии «бочек», попало в «подсос», благо не сильный. Скрежеща рамой по скале, кат продолжал двигаться вперёд, навстречу к ждущему его «котлу»…

Дальше началась «работа»: «зацеп», «подтяг» и… падение в «бочку». Это повторялось вновь и вновь на движущемся эскалаторе потока. Команда пахала! Уверенно работая она проскочила страховку, и пристала к берегу уже ниже моста.

Настала наша очередь.

Мы прошли препятствие по центру, пару раз вальсанув чтобы не работать против струи и использовать «бочки» для гашения скорости.

За один день группа преодолела три из четырёх селевых прорывов, но это не показатель простоты Какакульджи, просто мощь, оставленных за спиной, порогов помогали нам почувствовать свою силу.

Перед четвертым номерным препятствием «Бобслей» течение практически остановилось. Явный подпор говорил о его серьезности. Пристав к левому берегу, перед самой затяжкой, мы отправились на осмотр.

Прорыв впечатлил с первых же метров сложной и насыщенной линией движения в условиях большого уклона и обилия зубастых, острых камней. В середине порога был расположен длинный трек вдоль скал правого берега, который плохо просматривался из-за острова, отделенного от «большой земли» достаточно полноводной протокой. Длина препятствия составляла более одного километра.

Кульминация располагалась в первой трети этого участка. Огромное количество больших камней, вперемежку со сливами и «бочками», ограничивало варианты прохождения и требовало ювелирной точности. В середине порога нужно было уйти с основной струи в узкую левую протоку, чтобы не попасть в плохо просматриваемый трек с прижимом, который вероятно и дал название порогу. Затем, следовал достаточно протяженный, менее сложный в техническом плане, участок, но с очень высокой скоростью течения.

Первым, как водится, в атаку пошел «флагман»…

Зацепив в первой фазе препятствия подводную плиту, он лагом нырнул в мощнейшую «бочку» и чуть не потерял часть гребцов. Пока экипаж восстанавливался, судно сместилось в право и команда не успевала выполнить намеченный манёвр по уходу левую протоку. Недолго думая, «парни» посадили катамаран на камень перед заходом в трек, передохнули, (вероятно перекрестились) после чего, шагнули в неизвестность…

Проход вдоль скал оказался зрелищным. Судно валилось со сливов, уходило от прижимов.

Со стороны казалось, что оно движется по лестнице. Но вот кат появился ниже острова, на сбойке струй, и «страховка», наконец, с облегчением выдохнула. Если бы с ребятами что-нибудь случилось, то пришлось бы сначала форсировать полноводную протоку, а уж, только потом, приступать к спасработам. Дальше всё шло, как по маслу.

Дождавшись «бойцов» из «адмиральского» экипажа, и выслушав их впечатления, мы, в приподнятом настроении, направили свои стопы к нашему, заскучавшему «коньку-горбунку». Заморосивший дождь не мог притушить наш запал. Впереди был интересный порог, за которым еще пару часов сплава, антистапель, баня и …

Вероятно предвкушение близкого отдыха и отразилось на прохождении. Произошло то, после чего я смело раскрасил реку в трефовую масть. (Никитин Георгий, Пиковая дама, часть 2.)

Стартовав, как уже говорилось, в отличном настроении, мы красиво обошли верхние камни и, набрав хорошую скорость, устремились в первый слив. В скорости, вероятно, и была наша ошибка. Катамаран, нырнув с горки, уперся в дно, после чего застыл…

Остановка была очень резкой. Затем, струя подбила нос, и судно продолжило свой путь…

Только, этот непредвиденный «STOP» застал врасплох нашего левого кормового, который, самостоятельно, неудержимо устремился вперёд. По счастью, краем глаза, я успел зафиксировать «момент отделения четвертой ступени от космического корабля», и дал команду на спасательные работы.

Левый носовой перестал грести и надёжно схватил, вынырнувшего около него бравого казаха, который, словно бежал по воде, пытаясь вскочить в седло ускользающей лошади…

Давая возможность цирковому артисту перевести дух, мы посадили судно на гряду камней в центре русла, где (не без помощи партнёров) он, с искусством эквилибриста, занял своё рабочее место…

Всех захлёстывали эмоции, которые требовали выхода….

Правый нос (он всегда правый…) вращал над головой весло…

Левый — оказался «неправым», так как в процессе спасработ упустил «лопату» бравого казаха (которую, тот никак не хотел выпускать, несмотря на то, что на кону стояла его жизнь), и теперь, отвязывая запаску, предвкушал все «добрые» слова, которые будут сказаны в его адрес.

А виртуоз — Серик, неустанно, с гордостью выкрикивал свою присказку: «Представляешь в каждой «бочке» — по три минуты…, МИНИМУМ!!!», приросшую к его языку после прошлогоднего прохождения Ингури…

Я молча наблюдал за всем этим торжеством адреналина, ожидая пока «народ», придет в адекватное состояние, позволяющее продолжить сплав…

Уходить в левую протоку мы не собирались, проход по треку был более полноводным и, как выяснилось, вполне безопасным. Только вот на входе, лежал огромный «троллейбус», в который наш экипаж чуть-чуть не сел…

Из-за эйфории, все еще не покинувшей «парней», команды капитана выполнялись с некоторой задержкой, которая чуть, не стоила нам переворота. Но, в последний момент, осознав происходящее, экипаж четко выполнил команду, кат все-таки сместился вправо, и…, скользнув по бамперу троллейбуса, нырнул в слив…

Трек оказался очень живописным. Поджима под скалы почти не было. Зато, нас ждали несколько сливов с хорошими «бочками» и высокая скорость течения, подтверждавшая название порога.

Завершающая часть препятствия подарила нам очередную неприятность…

Уже на выходе, на небольшой горке с левым прижимом, моё весло застряло в камнях, да так, что я чуть было не оказался в воде. Второй заплыв кормового в одном пороге, пожалуй, это было бы перебором. Мне пришлось отпустить «инструмент», и оставить его сиротливо торчащим в центре слива.

Честь моя была спасена другим нашим «казахом», который ловко накинул лассо из спасконца на рукоять весла…

Дальнейший сплав обошелся без приключений, и вечером мы попали и в баню, и за праздничный стол…

Часть IV– река Ак-Бура, «Дама пик».
Никитин Георгий, Пиковая дама, часть 2.Проснулись рано, с первыми лучами солнца.

Посёлок ещё дремал (жизнь в нём текла неспешно и размеренно).

Быстро погрузив вещи, направились в придорожное кафе. Чай, лагман и в путь…

Где-то там, впереди, за южными хребтами, нас ждала четвёртая Дама, со странным именем – Ак-Бура.

День набирал силу…, как впрочем, и жара, которая начала чувствоваться уже в толчее Узгенского базара. Купив фруктов и овощей, двинулись дальше. Колёса «бусика» вновь наматывали километры. Ребята, сытые и довольные, сонно нежились в воспоминаниях…

Южная столица Киргизии — славный город Ош, встретила нас автомобильными пробками. Решили немного размять ноги: потолкаться по улицам и поглазеть на жизнь, тем более, что время шло к обеду.

Пожевав, разрекламированной нашим водителем самсы, минут через сорок пересекли окружную дорогу. Природа за окнами поменяла цвета, стала более скупой на краски и какой-то жесткой. Мы, избалованные Тянь-Шанем, въезжали на Памир-Алай.

Близилась завершающая стадия похода.

Трасса, повернула в горы и стала набирать высоту. Машина, натружено гудя, лезла на перевал к долине наших ожиданий.

Река была достаточно полноводной, но местами, скалы превращали её русло в узкую щель. Беглый осмотр с колёс — не радовал…

К закату добрались до места стапеля, и, разбив лагерь, позволили себе отдых. Остался последний бросок. Можно было не спеша наслаждаться новыми красками и запахами.

Утром, глотнув кофе, группа, в полном составе, отправились в глубокую разведку, радуясь погоде и прекрасному настроению. Однако, с каждым поворотом, «парни» всё больше и больше мрачнели. Основной причиной тяжких дум были бетонные мосты… Уровень воды был очень высоким, и практически не оставлял просвета между бушующим потоком и бетонными балками перекрытий. Русло перед мостами зажималась отвесными скалами и крутыми осыпями дороги. Теоретически, можно было натянуть основную веревку с «обрывающимся концом», которая, могла бы принудительно зачалить судно на струе, но это теоретически. Практически, имея опыт принудительной остановки катамарана, могу сказать, что делать это можно только в аварийной ситуации для спасения членов экипажа. Рывок может оказаться очень сильным. Были случаи, когда чальные концы не выдерживали и рвались, как бельевая веревка…

Или, еще один случай из нашей практики: «Мы выполняли проводку ката перед Большим Нарынским водопадом. Угол атаки струи чуть-чуть «ушел», судно подтопило, после чего – оно подпрыгнуло, перевернулось в воздухе, и зачаливать его пришлось в килевом состоянии. А если бы на нем были гребцы?

Мы добрели до еще ни кем не пройденного порога — «т/к Оптимист». Хорошее препятствие! Очень мощное по нашей воде, но ничего криминального…

Конечно, довольно сложный заход. Есть острые камни. Зато ниже — достаточно места для обеспечения безопасности. Можно поставить, не только пассивную, но и активную страховку….

Обсуждение сложившейся ситуации было достаточно сложным. Мнения разделились…

Возможно, можно было бы собрать катамараны перед порогом, пройти его и разобраться, но это, по мнению всей команды, было не спортивно и неуважительно, по отношению к Реке. К тому же идти порог в совсем другой горной системе, без раскатки, — тоже, не самое правильное решение…

Идти же всю реку, при таком уровне воды, в условиях малого запаса времени — не представлялось возможным.

В итоге, желающие во что бы то ни стало пройти порог, оказались в меньшинстве…

Вместо желаемой комбинации: «Тройка, семерка, туз…», мы получили, к набранным 10 очкам — «Пиковую даму»…

На этом активная часть наших скитаний была закончена. Остались: сушка, упаковка и дальняя дорога домой …

В завершении хотелось бы дать несколько бесплатных советов начинающим «игрокам»:

1. Никогда не планируйте сплав в паводковый период.

2. Если же возникла ситуация, и у вас нет другого выбора, кроме, как сплавляться по реке в паводок, постарайтесь начать сплав на участке, не имеющем препятствий, чтобы вы успели привыкнуть к скорости течения и к вязкости воды.

3. Проводите очень глубокие разведки, так как, намеченные места чалок — не всегда удастся использовать.

4. Постарайтесь, чтобы сложность порогов росла постепенно, и если возникнут сомнения в возможности прохождения, то, лучше сразу откажитесь от него.

5. Не забывайте, что усталость накапливается. Особенно об этом стоит помнить при прохождении затяжных участков и порогов.

6. Если вы участник программы «А вам СЛАБО», то вам не место на реке. Она обязательно вас за это накажет.

7. Не старайтесь повторить то, что сделали мы. Наша группа шла к этому больше десяти лет. Теряла товарищей… Мы имеем не только уникальный опыт сплава, но и уникальные суда для прохождения мощных рек. Я не раз слышал мнение: «А что там делать, вы как обезьяны на батуте, от вас ничего не зависит…». Имея большой опыт прохождения «трудной» воды, на большинстве, из применяемых в походах типов судов (начинал на байдарках и каяках, спортивных катамаранах двойках, спортивных четверках, стоял на плоту, прыгал с водопадов на рафте), имея не плохую квалификацию (мастер спорта и старший инструктор по водному туризму, тренер, как областных команд, так и сборной России по рафтингу), я смело могу оценить все достоинства и недостатки средств сплава. Наши каты уникальны, хорошо продуманы, «заточены» на штурм сложных рек. Они имеют маневренность спортивного катамарана, водоизмещение хорошего плота и прочность гоночного болида. Невозможно придумать средство сплава, на котором, ничего не делая, можно было бы безнаказанно ходить серьезные пороги. Вода может сломать любую, самую прочную конструкцию. Я видел очень много искореженных ферм мостов как стальных так и бетонных. Уважайте Реку, и она наградит вас своей красотой, острыми ощущениями и адреналином. Но, как только почувствуете себя победителем, немедленно уходите с реки, иначе она вас накажет.

На прощание, хочу пожелать всем: новых походов, верных и надежных друзей, мудрых и спокойных «адмиралов», а также, самых ярких впечатлений. Удачи!                                                                                                                                                                                                           

Итого активными способами передвижения 17 дней – 217,5 км, из них пешком – 97,5 км, сплав – 120,0 км.
Выводы и рекомендации.
Пройденный маршрут уникален по сути, так как осуществлён в условиях пикового уровня воды, в режиме первопрохождения, в регионе, который не посещается спортсменами водниками в это время.

Он гармонично сочетает в себе высочайший динамизм сплава, завёрнутый в палитру красок природы Кыргызстана с национальным колоритом. Для совершения походов такого уровня необходимы не только хорошие водная и горная подготовки, знание скальной техники, но и способность мгновенной физической и психологической концентрации общих усилий, способность держать удар, а так же огромная физическая и психологическая выносливость.

Группой осуществлено не просто первопрохождение всего маршрута в условиях уровней воды в реках, близких к пиковым, но и первопрохождение порогов р. Каракульджа, видоизменённых селями.

Наша команда совершила сплав по рекам: Кекемерен (от точки на левом берегу реки ниже пос.Кожомкул, до точки на правом берегу реки ниже пос. Кызылой), Ой-Тал и Тар (от точки на правом берегу, 15 км выше пос. Ой-Тал до устья р. Карой), Каракульджа (от точки на левом берегу реки, 2 км ниже устья левого притока р.Кенди-Суу, до пос. Первое Мая). Были пройдены все препятствия участков названных выше рек. В период путешествия группа посетила:

— сплавной участок р. Чичкан;

— сплавной участок р.Ак-Бура, с детальной разведкой участка от устья р. Турук, до порога 2.29 «т/к Оптимист»;

— термальные минеральные источники на берегу озера Иссык-куль;

— озеро Сон-куль; города Бишкек, Узген, Ош.

Препятствиями определяющими категорию сложности похода являются: на р. Кекемерен – связка порогов 1? 2 («Прорыв») ?3 («Слив») (6С к.с.), связка порогов 4?5 («Мост»)(6С к.с.), порог 6 («Ихтиозавр»)(6В к.с.), порог 7

(«Лестница»)(6С+ к.с.), связка порогов 8?9 («Моби-Дик»)(6С к.с.); на рр. Ой-Тал – Тар – порог 4(«ТонзоуКулун»)(6А к.с.), порог 6 («Татыр»)(6В к.с.), порог 7(«Куюс»)(6В к.с.), порог 12 («Талдысу»)(6А к.с.); на р. Каракульджа — прорыв 1(«Джангак»)(6С к.с.), прорыв 4(«Бобслей»)(6С к.с.).

В нашем арсенале методов страховки и обеспечения безопасности находились:

1) Тактические приемы:

• постоянная ориентация на местности;

• привязка к лоции реки;

• глубокая, полная разведка препятствий по берегу с наметкой мест чалки и страховки;

• тщательная разведка наиболее сложных препятствий.

2) Технические способы:

• страховка с берега метательным концом;

• взаимная страховка судами;

• самостраховка участников индивидуальными средствами.

Кроме того, нами рационально использовались климатические условия региона для полноценного заполнения светового дня и своевременной установки лагеря.

Для сплава команда использовала катамараны с титановыми рамами, усиленными деревом.

Для тех, кто хочет поймать пик воды, сроки начала путешествия считаем оптимальными.

Закупку продуктов целесообразно осуществить в Кыргызстане. При переездах в городах и поселках можно докупить фрукты, овощи, хлеб.

Полезно, для снятия походной усталости, посещение горячеводных минеральных источников на берегу оз. Иссык-куль и бани в пос. Каракульджа.

При прохождении маршрута обязательно нужно иметь ёмкости для питьевой воды.